Земля и земляки Печать E-mail
01.08.2014

Петряево принимает многочисленных гостей. «Без родной деревни не было бы меня, вот такого, какой я есть сегодня. Деревня дала мне имя и отчество, основала разум и душу, преподала уроки доброты и сказала: иди в жизнь, будь трудолюбивым и всегда помни, откуда ты родом.

Без своей деревни я, возможно, не понял бы так сокровенно и не полюбил бы так тревожно свою Россию.

Петряево дано мне судьбою для пожизненного испытания моей верности Родине».

Александр РОМАНОВ

росёлочные дороги! Если бы они только умели говорить, эти молчаливые свидетели людских судеб... Похожено-поезжено по этим извилистым и колеистым суглинкам, так и норовящим пленить кирзовые сапоги или колёса автомашин, - много и долго. Кажется, не властны годы над этими дорогами. Хотя проходящих и проезжающих всё меньше - доживает деревня свой век, глядя на редкого странника пустыми глазницами окон почерневших от времени домов. Свалятся скоро они, эти дома, - сложат зазря голову в некошеную траву. Что же ты делаешь с нами, время?..

 До деревни Петряево - малой родины поэта Александра Романова - вроде недалеко: всего шесть километров от центральной усадьбы. Но километры эти могут растянуться на полдня, а то и больше, если накануне прошли сильные дожди. Нам повезло: погода хоть и не баловала солнцем, но и дождливыми тучами не стращала. Поэтому ничто не мешало с мыслями-думами прошагать эти вёрсты теми просёлками, где с самого детства ходил поэт.

Непривычно чувствовать себя туристом в обычной сельской глубинке, но, к стыду своему, убеждаюсь, что именно этот статус подходит мне больше всего. Обнаруживаю, что многие вещи, события, явления воспринимаются мной как отголосок далёких лет, как символ эпохи, а не как что-то живое, сиюминутное, действенное. Как музейная прялка: глядеть интересно, а прясть не хочется. Незаменимая ведь когда-то вещь была! А теперь - экспонат. Такими же экспонатами стали для многих «бабки» для отбивки кос, чугунки и даже самовары. Да и народные сарафаны на нынешних женщинах смотрятся стилизованно - как листок давнишнего календаря. Время необратимо.

Пожалуй, лучшим путеводителем (раз уж я в статусе туриста) по этим местам будут светлые книги Александра Романова. В его стихах, поэмах, статьях и очерках поднимается в полный рост деревянная Корбанга - земля отцов и дедов. Читаешь порой Романова и удивляешься: с почти фотографической точностью, подкупающей простотой и в то же время - живой образностью переместилась под корешок книжек эта округа. Поднимаешься на холм и видишь - внизу, в ивняках, по-змеиному извиваясь, бежит речка. И память услужливо подсказывает романовские строки:

Пришел я поклониться
Тебе, река Двиница...

Чуть вдалеке выделяются могучие кроны вековых лип - это Горка, бывшая барская усадьба, знаменитая тем, что здесь у своей тётушки гостил писатель-народник Павел Засодимский. Много лет спустя школьный друг Александра Романова краевед Николай Паутов основал здесь народный музей.

Нет не зря в душевном рвенье,
Не жалея дней и сил,
Все окрестные деревни
Собиратель исходил.

Твёрдо был уверен Романов: «Не зря». Но судьба усадьбы-музея сложилась трагично. Всё, что было собрано по крупицам, попало в руки вандалов, которые не пощадили даже оконные рамы. И сейчас дом (вернее то, что от него осталось) угрожающе высится среди запущенного парка, невольно напоминая нам о былой жизни. Хочется верить, что усадьба (являющаяся, кстати, объектом культурного наследия регионального значения) обретёт когда-нибудь хозяина.

Копылово, Сукманица, Курья - все эти деревни есть в книгах Романова. Многое здесь изменилось - обезлюдела округа. Трава везде в половину человеческого роста. «Такие покосы. Вот раньше бы...», - сокрушённо вздыхает кое-кто из городских жителей, выходцев из деревни. Всё-таки крепко сидят в русском человеке крестьянские корни, не истребили их годы безвременья. Но деревни, если и остаются, то превращаются постепенно в дачные посёлки, которые обустраивают эти самые городские (в прошлом - сельские) жители.

Вот деревня Большие Ивановские. Когда-то, по-видимому, она вполне оправдывала своё название, будучи многочисленной. Но теперь, как и тысячи других, смиренно ждёт своего последнего часа. Может быть, я сгущаю краски? И на самом деле всё не так плачевно? Но местные жители и дачники подтверждают мои самые грустные мысли.

Вологжанка Галина Смирнова приезжает сюда, на родину мужа, каждое лето. Не бросает семья родовое гнездо. И всякий раз повсеместное запустение не даёт покоя русской душе Галины Юрьевны. И она пытается выразить свой протест в стихах, которые сама называет «актуально-ругательными»:

...Покосилися дома,
Чапарыжник у гумна.
Заросли травой поля,
Не берёт их даже тля,
Гниёт в центре магазин...

...И после риторически-хлёсткой концовки срывается вздох:

Неужели в этой жизни
И останется всё так?

- Что же, Галина Юрьевна, вообще ничего не сохранилось?

- ...Одна библиотека.

И здесь нужна поправка: библиотека с недавних пор поменяла статус и именуется теперь пунктом выдачи книг. Читателей мало.

Нет, кое-что всё-таки ещё сохранилось. Посреди Больших Ивановских высится здание бывшей начальной школы, куда много лет назад ходил Александр Романов. Ребятишки из шести окрестных деревень здесь постигали азы первых наук. Школа эта, как писал поэт, славилась «грамотностью учеников, их прилежанием в огородничестве, в садоводстве». Не случайно преподавателю Василию Васильевичу Зайцеву было присвоено звание Заслуженного учителя России. В очерке «Первый учитель» Александр Романов так написал о нём: «Ни один человек, родившийся здесь, не миновал его доброго участия. В тысячах людских судеб завязано его имя».

Но если раньше школа, по воспоминаниям Александра Романова, «розовела окнами», то теперь сиротливо чернеет, напоминая бывшим ученикам о годах далёкого детства. Поднимаешься по крутой лестнице наверх и попадаешь в небольшие помещения, когда-то - классы. Здесь, к всеобщему удивлению, сохранились парты и даже школьная доска. Как будто и не было стольких десятилетий! Вычисти всё, отремонтируй и вновь принимай ребятишек. Да вот беда: учить некого. И снова тяжёлые мысли чёрными тучами подступают со всех сторон.

Но вот, наконец, и Петряево - «всего-навсего берёзовый взгривок среди тысячевёрстных вологодских лесов». Обычная северная деревня, расположенная буквой «П». Дома один под стать другому - старые, но ещё крепкие дедовские пятистенки. Есть и архитектурные шедевры с резными фасадами и наличниками. Вот, например, дом Василия Романова, родного дяди поэта. Василий Александрович - участник двух войн, который со своей пушкой прошёл по одним и тем же местам обе войны. И остался жив, вернулся домой в отличие от многих односельчан. Великая Отечественная серьёзно подкосила Петряево, тяжело поднималась деревня. Об этом - очерк Александра Романова «Подвиг русских деревень». В нём, датированном 1985 годом, есть такие слова: «И дивлюсь я теперь тому, как смогли они, скажем, в нашем колхозе не запустить в годы войны под бурьян и кустарники ни одной сотки пахотной земли, ни одного клочка пойменных сенокосов». И венчающая очерк фраза воспринимается как назидание потомкам: «Ну, разве можно так нерачительно жить?..»

Сейчас на дворе 2014-й, а рачительности не прибавилось. «Время другое», - скажут иные. «Люди другие», - отвечу я.

А те, что остались из того поколения, как последние листья на осеннем дереве: ещё держатся, но скоро оборвутся под порывистым ветром судьбы... В Петряеве постоянных жителей и десятка не наберётся.

Манефа Тихомирова - соседка Александра Романова, его одногодка и одноклассница.

- У нас Саша был в школе отличник, - вспоминает она. - И сосед был прекрасный. Матери его Александре Ивановне одной доставалось: троих детей надо было накормить, одеть. Она вырастила их, гордилась ими. А Саша приезжал сюда часто: и один, и с приятелями...

- У Романова есть очерк «Божатка Манефа». Не о Вас?

- Нет, божатка Манефа - это жена дяди Романова - Василия Александровича. Он про них писал. И про мою маму писал. Дружил с ней. Бывало, позовёт: «Павла Арсеньтьевна, придика погуляй». Разговаривает с ней... Я маму упреждала: Ты, мама, помене навирай ему, а то напишет...

(Образ Павлы обобщён Романовым в одноимённой поэме).

А наш разговор с Манефой Николаевной уходит в русло насущных житейских проблем. Пожалуй, главная из них - дорога.

- Заболей кто - ни за что «скорой» не выбраться. Доедут до Курьи - а там в грязи потонут. Фельдшеру пешком за несколько километров бегать неблизко. Когда не стало Романова, нам обещали сделать дорогу. И до сих пор делают. Ни «скорой», ни автолавке не проехать. Вот такая жизнь.

...Но вот и место назначения - «не особняк, не крепость и не башня, а златостенный деревенский дом». Гранитная памятная доска человеку несведущему сообщает: «Здесь родился, жил и работал русский поэт А.А.Романов». Именно работал. В Петряеве написаны десятки стихотворений. Вообще дом в творчестве поэта не просто символ крестьянской России, а исток лучших качеств русского человека: доброты, отзывчивости, бескорыстия... Сколько их, талантливых деревенских ребят, упорным и кропотливым трудом пробило себе дорогу! Мало кто знает, например, такой факт: родной брат поэта Павел Александрович стал профессором, доктором медицинских наук, лауреатом Государственной премии СССР. Пожалуй, если в честь каждого именитого земляка открывать памятную доску, на каждой второй избе красовался бы чёрный гранит с надписью «лауреат», «дипломат», «политик», «учёный» и т.д.

Об этом невольно думалось у бревенчатого романовского дома. Вспомнилась встреча с поэтом. Наплывали и другие мысли о нём. Как ни горько это осознавать, но для той категории населения, которую принято именовать «широкими читательскими кругами», Романов по-прежнему неизвестен. Ещё учась на филфаке педуниверситета, я с некоторым удивлением обнаружил, что имени поэта не знает практически никто из моих однокурсников. И впоследствии не раз пришлось убеждаться в том, что некоторые даже «просвещённые» читатели-вологжане и слыхом не слыхивали о таком поэте. Есть и другая грань проблемы. Пишущие о Романове нередко допускают ошибки. Например, в «Вологодской энциклопедии» (2006) я прочитал, что поэт похоронен на сельском кладбище в Петряеве (на самом деле - в с.Георгиевское). Тогда я не придал большого значения этой биографической неточности. Не первая она и не последняя. (Согласно этому же изданию поэт Алексей Ганин, например, является уроженцем Кадниковского уезда, тогда как деревня Коншино, где он родился в 1893 году, относилась к территории Вологодского уезда). Но когда спустя несколько лет из книги супруги Романова Анастасии Александровны («Со мной ли это было?», 2013), узнал о множестве других неточностей (не только биографического характера) в различных статьях, то серьёзно задумался. В чем же причина? Вероятно, в элементарной небрежности, в поверхностном взгляде на творчество Александра Романова, а может даже - в нежелании рассматривать его как самостоятельную фигуру в русской литературе, спрятавшись за расхожими формулировками «один из славной плеяды», «вместе с другими выразил» и т.д. А может быть, сборников не хватает, источников? Нет, здесь всё в порядке: уже после смерти поэта вышло несколько книг. Причём, не тоненьких брошюр, а серьёзных изданий - с предисловиями, комментариями...

…здесь, на малой родине поэта, по крупицам собирают всё, что связано с его жизнью и творчеством. Земляки помнят. К счастью, есть в русской глубинке ещё подвижники культуры, способные влиять на духовный мир сельских жителей и шире - изменять действительность к лучшему. Среди таких подвижников - землячка поэта Ирина Паутова. Современная молодёжь назвала бы её на английский манер волонтёром. В прошлом Ирина Павловна заведовала сельской библиотекой, сейчас - на пенсии. Но это обстоятельство не мешает ей на общественных началах продолжать кропотливую краеведческую работу, нести людям светлое творчество Александра Романова. Во многом благодаря усилиям Ирины Павловны вот уже пятнадцать раз на малой родине поэта прошли «Романовские чтения». Конечно, чтения - это, может быть, громко сказано. Здесь нет пленарных заседаний с научными докладами, земляки и гости просто вспоминают человека и поэта.

Вот и в этом году корбангская земля принимала гостей. Пусть их насчитывалось не так много, но у каждого из них был «свой Романов»: воспоминания, как и полагается в таких случаях, то уводили в далёкие годы детства, то приближали к современности, то тревожили, то давали повод посмеяться. Было всё: и стихи, и песни, и уха из двиницкой рыбы. Волей-неволей наплывали строки из романовского «Пятистенка»:

Приходите друзья, приезжайте
Ради светлости дня.

И впечатление, что поэт где-то рядом, не покидало ни на минуту. Да и как ему не быть рядом, если в его Петряево приехало столько гостей?

И - что удивительно! - по крышам домов заскользили солнечные лучи: после недельного перерыва солнце спускалось к людям по крышам домов и кронам деревьев. Многие - понятно - увидели в этом символ, добрый знак. И это верно: Романов - поэт солнечный.

И расставание с его земляками не стало печальным. Они вторили поэту:

Приходите друзья, приезжайте...

…Остались позади последние петряевские дома. Извилистая просёлочная дорога тёмной змейкой указывает путь обратно. Молчит дорога. Молчит и округа. И в этой тишине, наполненной терпким запахом некошеной травы, как-то особенно чувствуется зловещая неотвратимость уходящего...

...Куда же Русь уходит?
А Русь уходит в нас!

Но хочется верить, что уходит не безвозвратно, а чтоб вернуться... На свежие холсты, на некошеные луга, на зарастающие бурьяном поля... Будем ждать этого возвращения.

Артём КУЛЯБИН


(0 Голосов)
 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий

В комментариях ЗАПРЕЩЕНО: Оскорблять чужое достоинство, проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь, употреблять ненормативную лексику, мат, публиковать объявления рекламного характера.
По мере возможности, придерживайтесь правил русского языка. Старайтесь не делать грамматических ошибок.
За нарушение правил ваш комментарий будет проигнорирован!

Защитный код
Обновить

Добавить СП на Яндекс

ВСЕ страницы на ваш e-mail!

 

Цена полугодовой подписки - 220 руб. 

Подробности по тел.:
2-20-70 и 2-43-48

Из фотоальбома

Реклама

Реклама

Место для вашей рекламы

обращаться
по телефонам:
2-43-48; 2-54-07

Расценки

Праздники

Информер праздники сегодня

Яндекс.Метрика