Книги надо писать о таких людях Печать E-mail
26.02.2015

Л.Шаханова.Лидии Константиновне Шахановой недавно исполнилось 90 лет. Седина выбелила волосы, тяжёлый труд извёл пальцы. Её долгая жизнь вместила многое: репрессии, от которых пострадала вся семья, войну, гибель самых близких ей людей и счастливое замужество.

 

Через жернова репрессий

Семья Малаховых была большая - шестеро детей. Лида - самая младшая.

Большой, просторный дом в деревне Олеховской, что под Явенгой, звенел от детских голосов. Каждодневным крестьянским трудом зарабатывалось простое житейское счастье. Родители держали двух коров, лошадь, свиней, за что и поплатились.

Когда началась коллективизация, рьяные поборники общей собственности посчитали семью Малаховых кулацкой. Скот и всё имущество было описано, а родителей в марте 1931 года решением Вожегодского РИКа выслали на далёкий Север, в Печорский край. Старших детей спасло то, что они еще раньше уехали из родительского дома. Шестилетняя Лида тоже оказалась в числе репрессированных. Но каким-то чудом родителям удалось передать дочку родственникам, и это спасло ей жизнь.

Родители сгинули в далёком Коми краю. Мать не прожила там и года. Отец умер от тяжелой болезни в 1940 году. А где могилки их, никому не известно.

Только в 2000 году Лидия Константиновна узнала о судьбе отца. А в 2002 году усилиями родственников удалось добиться реабилитации и признания необоснованно репрессированными Малаховых Константина Никитича (1888 года рождения), Марфы Степановны (1883 года рождения) и их дочери Лидии Константиновны, оставшейся в несовершеннолетнем возрасте без попечения родителей.

 

Сиротское детство

Шести лет от роду Лида осталась без родителей. Начались годы скитаний по далёким и близким родственникам. Нянчилась с чужими детьми, сама будучи ребенком, помогала хозяевам в домашних делах, ухаживала за скотом... Трудилась за еду.

Так уж получилось, что ей удалось окончить только 4 класса, каждый год учась в новой школе, потому что переходила из одной семьи в другую. Но была отличницей, её фамилия не сходила со школьной Доски почета.

Судьба продолжала наносить удары. Сестры Анна и Феоктиста жили и работали в поселке Молочное. Анна была помощником повара в студенческой столовой. Однажды на её смене в бак с картошкой упало мыло. Этот случай посчитали вредительством. Анна отделалась легко, её перевели на низшую должность - поставили мыть полы.

А вскоре тяжело заболела и умерла Феоктиста. Было ей всего 17 лет. К тому времени сестры перебрались жить в Сокол - в микрорайон Печаткино. Анна вышла замуж, но счастье супружеское было недолгим. Её муж скоропостижно скончался.

Когда началась война, Лида жила в семье брата. Тот к тому времени женился, родились дети, и Лида помогала присматривать за малышами. Хоть и жили в деревне, но продуктов не хватало. Случались дни, когда и хлеба не было.

- Однажды сноха Поля послала меня по соседям кусочки собирать, научила, что говорить. Пришла я в первый дом, хозяйка с полувзгляда всё поняла, заплакала, пожалела сиротинку, наложила полное решето кусочков хлеба.

В конце 1941 года забрали на фронт брата. Помню, как провожала его. Выбежала на крыльцо, а Фёдор обнял меня и об одном только попросил: не оставьте жену и позаботьтесь о детях. Словно предчувствовал, что никогда больше их не увидит. У брата остались трое сыновей.

В 1942-ом пришла похоронка, но в ней не было указано, где похоронен Фёдор.

Я всё причитала: «Где же мой братец, может, в лесу косточки его растасканы дикими зверями».

Его сыновья после войны искали могилу отца, делали запросы в разные архивы, но всё безрезультатно. Сейчас в живых сыновей нет. Только в прошлом году внучка Лидии Константиновны Оля смогла отыскать с помощью Интернета в архивах сведения о Фёдоре Малахове. Он был пехотинцем-автоматчиком, воевал на Ленинградском фронте. Убит 17 ноября 1942 года, похоронен в братской могиле в деревне Званка Чудовского района, теперь это Новгородская область. Было ему всего 34 года.

Потом Лида перебралась жить к сестре Анне в Печаткино. Многое им пришлось испытать в годы войны.

- Никакого огорода у нас не было, и хотя обе работали, но жили голодно. Я ходила по окрестным деревням, меняла на продукты одежду да носки, рукавицы, которые вязали с сестрой. Помню, повезло выменять хорошее чёрное пальто сестры на два пуда картошки. Но и ту съели быстро. Весной ходили на поля и собирали, выкапывали оставшуюся с осени картошку. Хоть и была она промёрзшей, но и той были рады, - всё-таки еда на столе.

 

Непосильная ноша на женские плечи легла

Трудиться Лида начала рано. Сначала в подсобном хозяйстве на разных работах, была и бригадиром. Посылали девчонку то на скотобойню, где вместе с другими женщинами солила шкуры животных, то квасить капусту.

- Надевали резиновые сапоги. И нас опускали в большие чаны, и там мы утаптывали, уминали капусту.

25 ноября 1941 года устроилась работать прачкой в ЖКО целлюлозного завода имени Свердлова.

- Не хотели меня брать: маленькая, щупленькая. Думали, не справлюсь. Прачечная располагалась на втором этаже бани на ул.Беднякова. Сюда привозили бельё из госпиталей.

 Стирали в основном вручную. Были и машины. Единственная помощница - стиральная доска, на которой пытались оттереть кровяные и гнойные пятна.

Лида занималась сушкой белья. Важно было не перепутать имущество госпиталей. Быстрая, проворная, она летала с кипами белья через плечо, развешивая только что постиранные вещи, следя, чтобы ветром их не скинуло - прищепок никаких тогда не было.

Однажды заведующая доверила ей выполнить ответственный заказ: постирать только что привезённое бельё. Девушка старалась, как могла.

- Приезжает вскоре начальство, меня вызывают в кабинет к заведующей. Признаться, испугалась: что не так наделала. Перетрусила, но виду не подала. Оказалось, начальство решило меня поблагодарить.

«Такая молоденькая, а так качественно постирала и много», - удивлялся офицер, глядя на девушку, которой было всего 16 лет. Только заведующая стирку белья Лиде больше не доверяла: слишком много мыла за один раз перевела.

…На заводе людей катастрофически не хватало. В июне 1943-го нескольких женщин из прачечной перевели в лесной отдел.

- Бросили нас на прорыв. Мы грузили и выгружали вагоны-пульманы (вертушки). Целый год с одной старушкой («тёть Анной», как звала её Лида) пилили бревна пилой-двуручкой. Вели учет, обмеряли. Норму нужно было выполнять.

Несколько раз нас направляли на заготовку леса. Работали под Вожегой и в Семигородней. Возили нас даже под Архангельск. Участвовала в погрузке вагонов. Это сейчас техника везде, а мы всё вручную делали. Веревка с железным крючком через плечо. Зацепишь бревно и подкатываешь ближе к вагону.

Чистили от снега железнодорожные пути. Жили в бараках, спали на двухэтажных нарах: шесть человек внизу и шесть человек наверху.

Придешь из лесу замерзшая, одежда обледенелая. А где просушиться? Одна печка с плитой, да варить на ней нечего. Кормили нас в столовой. Помню, давали суп из крапивы, которую сушили летом, да небольшой кусочек сала. Мы его меняли на хлеб.

Когда с фронта после ранения начали возвращаться мужчины, в лесном отделе создали новую бригаду, включив в неё трёх мужчин и девять девушек. Но вскоре шесть из них не выдержали тяжелого труда, ушли из бригады, а Лида осталась. Зимой обеспечивали дровами кочегарку, пилили баланс. А летом их отправляли «на воду».

В те годы лес (бревна, увязанные в пучки) на завод доставляли по реке. Когда пучок подплывал во двор (проход между бонами, на которых стояли рабочие и направляли плывущие бревна к лесотаске), один из рабочих запрыгивал на пучок и распускал проволоку. Брёвна рассыпались по воде и, покачиваясь, плыли по течению. По ним, зыбко плывущим, нужно было вернуться на боны. Нередко эту опасную операцию приходилось проделывать Лиде. А плавать она не умела.

Когда мужчин не хватало, бригадир ставил девушку на очень тяжелый участок по укладке в штабеля на берегу шестиметровых бревен.

- Некому было работать, потому и шла, - объясняет женщина. - А бригадир удивлялся: «Лидка, откуда у тебя такая сноровка? Наравне с мужиками работаешь!»

Смотрю на маленькую, щупленькую фигурку, на морщинистые руки, и удивляюсь, сколько ж пришлось выдюжить этой хрупкой на вид, но сильной внутренне женщине.

Уже после войны Таисья стала звать к себе на Печору сестер Анну и Лидию. Но младшую сестру ни в какую не отпустили с завода, несмотря даже на обращение за помощью к прокурору.

«Работает хорошо, не уступает мужчинам, может заменить любого из них, не каждая на такое способна», - заявило начальство.

Хотела Лида самовольно уехать с сестрой, но её предупредили: «Уедешь самовольно - получишь пять лет тюрьмы». Так и осталась. А тут жених появился.

 

За мужем, как за стеной

Познакомились они с Валентином случайно. Пришла однажды женщина из соседнего дома и попросила Лиду связать рукавицы для брата. Тот присутствовал при разговоре, шерстяные нитки передал. Заказ девушка выполнила, а заказчик с того дня зачастил к ней.

Жил Валентин в Сороковом, в общежитии, работал в водном цехе на лесопильном заводе. И каждый вечер ходил за несколько километров в Печаткино на свидания. Бывали они вместе на посиделках, где собиралась молодёжь, плясала под гармошку «рабангскую» и «кадриль».

Год и два месяца выходил Валентин к своей зазнобушке. Тут уж его сестра начала выговаривать соседке: «Что ж ты, Лидюшка, парня мучаешь!». Валентин девушке нравился, но с недоверием относилась она к его визитам: «Девчат красивее, статнее меня так много в общежитии, что же его ко мне-то тянет?»

- Сошлись мы с ним в 48-м, но расписываться не стала. Решила проверить: поживётся - не поживётся. Дурная была! - рассуждает она сейчас.

Соседки ругали меня: «Эдак с Валентином хорошо живете. Лучше парня тебе не найти. Не курит, не пьет, работящий и тоже сирота. Девяти лет остался без матери, жил с отцом в деревне». 2 августа 1949 года расписались.

В детстве Лидии Константиновне пришлось много горя испытать и трудностей перенести, а 57 лет замужества стали поистине счастливыми. Судьба вознаградила женщину за все перенесенные лишения. Лидия Константиновна жила поистине за мужем, как за каменной стеной. Валентин оказался человеком с большим, любящим, добрым и терпеливым сердцем.

А начали супружескую жизнь с ничего. Валентин пришёл к Лидии с сундучком (до сих пор хранимым), в котором была одна кастрюля. Накануне в общежитии у парня украли костюм, две рубашки - единственное его богатство.

Постепенно стали обживаться. На лесопильном заводе молодым выделили комнатку в коммунальной квартире на ул.Первомайской. Правда, Валентину пришлось поставить условие, что рассчитается, если не обеспечат жильём. Руководство завода решило не терять надёжного работника. 20 лет бок о бок Лидия Константиновна проработала с мужем в ТЭС Сокольского ЛДК.

 

Коммунальное братство

Комнатку они получили в учительском доме. Здесь жили несколько учительских семей. Их соседями стали Аникины: Нина Дмитриевна, учитель начальных классов, и Сергей Михайлович, преподаватель школы № 6.

- Мы жили как одна большая семья. Друг дружке помогали, занимали деньги до получки. За все те годы никогда не поругались с соседями, даже малейшей размолвки у нас не было. Двери в квартире не запирались. Дети (у нас было три дочери, у Аникиных - трое сыновей) бегали по всей квартире, не разграничивая, где чья комната. Мы все вместе ели картошку в нашей комнате. А потом грели большой самовар и пили чай с печеньем у Аникиных. С ними жила бабушка Александра. Мы всё время думали, что родственница, оказалось, она когда-то нянчила Нину, потом её детей, да так и прожила в семье Аникиных до самой смерти. Господи, какие это были хорошие люди! - восклицает Лидия Константиновна. - Теперь такого народу уже нет.

Хотя с соседями и на другой квартире Шахановым повезло.

 

Окружена вниманием

Именно соседи по дому на ул.Мусинского, 12 попросили меня написать о Л.К.Шахановой.

- Одна у нас такая бабушка-старожил, ветеран войны, ветеран труда, человек трудной и столь удивительной судьбы. Она в свои 90 лет еще старается чистоту в подъезде и около него наводить. Добрая, общительная, умудренная жизненным опытом женщина. Мы её очень любим, - признаётся одна из соседок.

А дочь Галина уже несколько лет собирает историю семьи, чтоб дети, внуки и правнуки никогда не забывали, какие испытания пришлось вынести их родным. У Л.К.Шахановой три дочери, три внука, 4 внучки, 5 правнуков и один праправнук.

Далеко не всё, что рассказала мне Лидия Константиновна, легло на страницы газеты. Книги надо писать о таких людях.

Любовь БРИТВИНА


(3 Голосов)

Новые статьи:
Похожие статьи:

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий

В комментариях ЗАПРЕЩЕНО: Оскорблять чужое достоинство, проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь, употреблять ненормативную лексику, мат, публиковать объявления рекламного характера.
По мере возможности, придерживайтесь правил русского языка. Старайтесь не делать грамматических ошибок.
За нарушение правил ваш комментарий будет проигнорирован!

Защитный код
Обновить

Добавить СП на Яндекс

ВСЕ страницы на ваш e-mail!

 

Цена полугодовой подписки - 220 руб. 

Подробности по тел.:
2-20-70 и 2-43-48

Из фотоальбома

Реклама

Реклама

Место для вашей рекламы

обращаться
по телефонам:
2-43-48; 2-54-07

Расценки

Праздники

Информер праздники сегодня

Яндекс.Метрика