Дожить до победы Печать E-mail
15.05.2015

Василий Иванович Богданов.Не часто в редакцию звонят из «Скорой помощи»…

- Здравствуйте, я Анна Александровна Ногинова. Хочу рассказать вам про очень хорошего человека, ветерана. Я езжу к нему по вызову, и он очень хочет дожить до Победы…

…дожить до Победы! Желание немыслимой сакральной силы. Дожить до Победы хотел каждый во время войны, и это так крепко прикипело в сознании миллионов погибших и выживших, что даже сейчас, спустя 70 лет после окончания Великой Отечественной, каждый ветеран желает дожить до этого великого дня, чтобы ощутить сладкий от радости и солёный от слёз момент и пережить его вновь за всех тех, кого нет. И всё поколение, которое видело и помнит своих победителей - знает цену слов «дожить до Победы».

Когда началась война, 14-летнему Василию и его двум сёстрам не нужно было объяснять, что это такое. Его отец, Иван Михеевич Богданов - участник трёх войн. На Великую Отечественную он отправился в начале 1943 года, но по состоянию здоровья его скоро комиссовали. Весной 1942 года на фронт ушла старшая сестра Антонина. А в 1944 пришла и очередь Василия.

Деревню Солово Череповецкого района затопили Рыбинским водохранилищем, поэтому в 1940 году семья перебралась в Сокольский район, в д.Бессолово, колхоз «Прилив». Другие жители затопленной деревни поселились в д.Герасимово, уехали и в колхоз им.Кирова, в д.Туреево, Голодеево, Починок. Но скоро всех мужиков забрали на войну.

- Житьё стало плохое, - вспоминает Василий Иванович, - все мужские заботы легли на плечи женщин и подростков. Я тоже пошёл работать, боронить на лошади.

Сначала, как только перебрались в Бессолово, Василий, как и другие приезжие дети, стал ходить в школу за 7 км в Великий Двор. Но местные ребята не принимали новичков и всегда кричали: «Черепане, черепане!» И почему-то было очень обидно. Не хотелось переживать это унизительное чувство. «Не пойду больше!» - однажды решил для себя мальчишка и отправился в колхоз.

В 1942 году вместе с товарищем во время покоса возили сено, потом рожь, ячмень и пшеницу на Морженгу. Там к складу было не подъехать - болотина и грязь. Бросали две доски и таскали мешки к весам, а потом на второй этаж в сусек высыпать. Самая тяжёлая была пшеница, 14-летним паренькам с мешками под 80 кг было не справиться, хоть обратно вези. Хорошо кладовщик понятливым был, помогал.

- После хлебов овощи начинались. Плохо дело было с перевозкой капусты, - рассказывает Василий Иванович. - Ящики на повозках закрыть было нечем. К Морженге подъезжаем, а там голодных пацанов, как мы, человек 15. У них палки метра три длиной с гвоздём в торце. Они тык кочанок и потащили… А нам же надо взвешивать, мы их кнутом отгоняем. А в обратный путь едем, они нас за это камнями и поленьями забрасывали. Мы во весь рост встанем в повозке, коней галопом пустим, только кнуты свистят, так и проскочим.

В 1943 году Василий попросился пахать лошадьми. Хороших коней давать подростку было жаль, поэтому вывели старых. Плуг тяжеленный, самому не перетащить, лошади старые - ох, и намучился! Но в колхозе заметили, что у мальчишки получается, дали молоденьких жеребчика и кобылку. С такими помощниками Вася стал две нормы в день делать. Да мать с сестрой тоже нормы перерабатывали. За такие усилия и зерна давали больше. На это и жили.

- В конце 1943 года пришла повестка на лесозаготовку. Под неё подпадали все ребята 1927 года рождения. Их увезли, а я задержался. Так и попал позже в кузницу артели «Красная звезда» в Покровском. Стал молотобойцем. А силёнки-то нет совсем. Три раза полпудовой (8 кг) кувалдой бухну, а потом и руки не поднимаются. Но работал! А 3 декабря 1944 года меня призвали.

В Сокольском военкомате оформили, подстригли, помыли. Переночевали в клубе молокозавода и со станции Сухоны - в Вологду, а оттуда нас, 20 вагонов новобранцев, в неизвестном направлении отправили, целую неделю ехали. Оказались в Кандалакше. Там после бани выдали обмундирование и поселили в землянке, где до войны овощехранилище было. Нары с соломенными матрасами, ложка мороженой картошки и 200 г хлеба на обед… - так прошли четыре месяца учебки. После присяги попал на охрану моста и электроподстанции, зенитчицы следили за небом, а мы, как говорится, за землёй.

Разными путями-дорожками проходила служба: и в Мурманске, и в Петрозаводске, и в Эстонии. Тем временем и война кончилась. 17-18-летние парни сил не жалели, и к скудному питанию привыкли. В Таллине на медкомиссии врачи головой качали: «У вас же рёбра просвечивают!» А ребятам хоть бы что. И страха даже не было, когда отправили в Литву сражаться с вражескими бандформированиями.

- Разместились. Всем выдали одинаковое зимнее обмундирование и даже белые полушубки, но всё без погонов. Офицеров специально не выделяли, потому что враги в первую очередь их выцеливали.

Вечером ходили по хуторам, искали бандитов, а днём лес прочёсывали. Однажды во время выборов в Верховный Совет Республики, когда мы были на охране, сообщили, что бандиты забирают документы у местных жителей, чтобы те не голосовали. Пошли проверять. Ходили, ходили - нет никого. А сельчане руками разводили, притворялись, что не понимают. Вот и расслабились. Не по уставу стали проверки учинять. В последнем хуторке постучали в дом, дверь закрыта, а в щёлку видно, что изнутри на вертачёк заперто. Палочкой отодвинули, зашли в дом - всё тихо. Дверь в комнату открыли, а оттуда автоматная очередь. Милиционера в ногу ранило. А пулемётчик по уставу на улице должен следить, а он ушёл с позиции, его в грудь и в живот прострочило. Бандиты выбили окно, убили нашего автоматчика - и бежать. У другого автоматчика заклинило оружие. Одного бандита удалось подстрелить из карабина. Капитан из штаба батальона сам за пулемёт лёг, но подстрелить второго бандита не смог. Эх, если бы мне разрешил, я бы точно справился – хорошо стрелял из пулемёта, - сокрушается Василий Иванович. - А в доме женщина жила с двумя дочками. Зря они стали выбегать в разгар стрельбы: одну убило, другую ранило. Погрузили убитых и раненых в сани и повезли. Двое наших солдат уже демобилизованы были, домой должны были отправиться, да задержались - их и убило…

Бандиты жили в лесу в бункерах. Неопытный солдат нашёл такой схорон и нет бы тихо подмогу позвал, так он закричал. Бандиты услышали, из противотанкового ружья в нас бабахнули и бежать. Вологодский сослуживец быстро уложил двух бандитов, да патроны кончились, другим удалось уйти.

Вообще в условиях, когда кругом бандформирования, нести службу было сложно и опасно. Бандитом или пособником мог оказаться любой. Так Василию пришлось однажды ехать ночью лесом с извозчиком, который считался бывшим бандитом.

- Честно говоря, не по себе было. С собой только карабин, а куда завезёт мужик - неизвестно. А, может, ткнёт чем, я и улечу в снег. Темно вокруг, а в стороне огонёк горит, извозчик и говорит: «Давай заедем пива попьём?» Я виду, что страшно, не показывал, поэтому согласился. А там, в доме человек 15! Кто спал, кто чем занимался, а один исподлобья на меня уставился и глаз не сводил, так я у стены с карабином и простоял, пока мы не уехали. В следующем хуторе опять остановились, но в этот раз хозяин один был, угостил меня салом, домашней колбасой и хлебом, а я, солдатик, и рад, что поел. Так благополучно завершилась ночная поездка, но холодок по спине всё равно проходил.

Скоро Василий Иванович оказался на границе в Молдавии. Служил на заставе два с половиной года. Стал командиром отделения. Поехал на сталинский сбор командиров в Крым, там попал в степную часть, где прослужил год. За успехи в службе наградили значком «Отличный пограничник», присвоили очередное звание, поощрили внеочередным отпуском. Вообще стыдиться Василию не приходилось, служил на совесть, был в числе лучших по заставе.

При удачных обстоятельствах получилось, что два раза подряд съездил в отпуск. И не зря. Присмотрелся дома к молодой учительнице и не мог дождаться, когда снова увидит любимую. В 1951 году, спустя семь лет службы в армии, Василий, наконец, демобилизовался, а в следующем году на Николу сыграли с Анной Дмитриевной свадьбу. Воспитали сына Александра и дочку Галину. Супруга работала учителем, заведующей детским садом возле станции Сухоны, он - на Сухонском ЦБК, на ЛДК в пожарной охране, на бирже. Четыре года с Анной Дмитриевной встречались и 57 лет прожили вместе - пример любви и верности! Сейчас только фотография напоминает о жене, и голос Василия Ивановича дрожит, когда вспоминает счастливые дни вместе. А рядом дочка - добрая помощница.

Василий Иванович сидит в инвалидной коляске за круглым столом, смотрит в большое светлое окно. И воспоминания уносят в далёкие годы, когда ещё все друзья и товарищи были живы.

Как-то ночью, когда служил под Мурманском, зазвонил телефон, и молодые ребята услышали, что кончилась война! Не знали, куда радость деть, поэтому стали биться и кидаться подушками. Выстроились на улице и дали салют три раза. А потом Дни Победы в мирное время… Только на ЛДК было больше 80 ветеранов, в праздник не знали, где разместиться. Эмоции переполняли! Сейчас осталось двое.

…дожить до Победы!

- Обязательно служите в армии, ребята! – напутствует Василий Иванович Богданов и закрывает старый фотоальбом…

Евгения СУРОГИНА


(0 Голосов)

Новые статьи:
Похожие статьи:

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий

В комментариях ЗАПРЕЩЕНО: Оскорблять чужое достоинство, проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь, употреблять ненормативную лексику, мат, публиковать объявления рекламного характера.
По мере возможности, придерживайтесь правил русского языка. Старайтесь не делать грамматических ошибок.
За нарушение правил ваш комментарий будет проигнорирован!

Защитный код
Обновить

Добавить СП на Яндекс

ВСЕ страницы на ваш e-mail!

 

Цена полугодовой подписки - 220 руб. 

Подробности по тел.:
2-20-70 и 2-43-48

Из фотоальбома

Реклама

Реклама

Место для вашей рекламы

обращаться
по телефонам:
2-43-48; 2-54-07

Расценки

Праздники

Информер праздники сегодня

Яндекс.Метрика