Яндекс.Метрика

Последние комментарии

Все комментарии
Жить на земле осмысленно Печать E-mail
15.09.2014

А.Задумкин - у иконы Вассиана.По промыслу Божию

В 1997 году близ деревни Бурцево ученики Биряковской средней школы под руководством Николая Анатольевича Тимонина во время туристического похода обнаружили в лесу сгнивший сруб колодца. Над кладезем, выкопанным, по преданию, руками самого преподобного Вассиана Тиксненского, в старые давние времена («Вологодские епархиальные ведомости» за 1897 год) была сооружена часовня.

Поводом к построению часовни, как указывают дошедшие до нас источники, послужило то обстоятельство, что супруге одного кадниковского купца, в девичестве Бурцевой, страдавшей «главной болезнью», явился во сне некий старец и повелел построить часовню близ деревни, носящей название фамилии ее отца. Повеление старца было выполнено: на каменном фундаменте выросла деревянная часовня.

Люди шли непрерывным потоком испить ключевой водицы. Но в годы безбожия в народе настолько была вытравлена православная вера, что на колодец уже никто не ходил, о часовне, которая сгнила и упала, никто не вспоминал, и место это было потеряно.

Но вернулся из дальних краев в родную деревню Виктор Жуков, и закрутилось…

Стучался во все кабинеты - не слушали, перед носом дверь закрывали, а он не сердился, продолжал тихонечко делать свое дело. То поедет в коридоры власти, то в приемную депутата Госдумы и всё о своем… Вовлек в свои замыслы детей и взрослых помощников.

По инициативе Виктора Васильевича Жукова летом 2001 года стараниями местных жителей и участников экспедиции областного Центра детского и юношеского туризма был расчищен колодец. А где накрепко вросли в землю огромные валуны - «живые свидетели» основания часовни, умельцы смастерили деревянный настил, соорудили простенький навес, увенчанный крестом.

Это и были те первые плоды, что давала приходская жизнь зарегистрированного в то время прихода.

Ежегодно в день преподобного Вассиана, 25 сентября, пробирались православные жители села через густые лесные заросли к колодчику, куда обязательно приезжал настоятель храма Святого Духа, а ныне - Вознесения Господня протоиерей Анатолий Балясин, чтобы отслужить водосвятный молебен. В глухом лесу недалеко от шумной автомагистрали звучали молитвы преподобному Вассиану Тиксненскому. И с каждым годом людей становилось все больше.

Шли годы. Не стало зачинщика добрых начинаний Виктора Жукова, и кроме как в канун Вассианова дня о колодчике не вспоминали. Была община, был совет, но не переусердствовали люди, пока благотворитель Анатолий Алексеевич Фалалеев, вернувшийся в родные края, не подарил… готовую часовню, которую и всего-то предстояло раскатать, перевезти из Междуреченского района.

Но…часовня воздвигалась как бы сама по себе, а приходской совет жил, не напоминая о себе. И тогда отец Анатолий предложил перепланировку - чтобы часовня стала храмом. А для этого нужен алтарь, только тогда можно совершать все церковные таинства, в том числе и главное богослужение - Божественную литургию.

За строительством храма уже наблюдали два священника - протоиерей Анатолий Балясин, будучи благочинным Центрального округа, и иерей Владимир Соловьёв, настоятель храма Святого Духа села Архангельского.

И закипела жизнь. Местная жительница Татьяна Драгун поступила на учебу в Вологодское духовное училище, а, закончив его, стала катихизатором. Люди самостоятельно собирались в храме и молились одни и вместе с батюшкой Владимиром - им искренне хотелось, чтобы на селе был действующий храм.

В 2013 году, спустя 80 лет, в день памяти преподобного Вассиана Тиксненского, на биряковской земле была отслужена первая литургия. Избран новый состав приходского совета.

А события между тем развивались стремительно…

Алексей Константинович Задумкин к открытию храма передал очень старинную икону преподобного Вассиана…

 

По молитвам святого

Когда рушили храмы, не щадили ничего из церковной утвари. Уничтожили всё. Но… одна икона каким-то чудом уцелела. И где? На Бурцеве, родине Вассиана Тиксненского.

- Мой отец решил построить дом, - рассказывает Алексей Константинович. - Чаще делалось это как? Раскатают где-то дом, перевезут из заброшенной деревни и поставят на новом месте. Так и тут. Купили дом на Бурцеве, где никто не жил. Наняли бригаду. Приехали мастера разбирать, и нашли в подвале икону. По-видимому, когда грабили церковь, кто-то ее спас. На иконе две таблички вверху: «Вассиан», внизу - «От всех добрых дателей Стрелицкой волости 1881 год». То есть, ясно, что это икона храмовая и очень дорогая. И нашел икону не кто иной, как Василий Жуков, отец Виктора Жукова.

Построили дом… Но мой отец был коммунистом, у него гостевали первые лица района, приезжая за грибами, за ягодами. Дома икону не повесишь. И нашли ей место… в подвале.

Одно время по деревням ходили сборщики икон, один даже ночевал, представился, как сотрудник Ленинградского музея. «Нет ли у вас икон?» «Ну, какие у нас иконы, мы же коммунисты…» - отвечал отец.

Не стало отца, мамы, икона продолжала висеть на «своем» месте. А когда я стал директором совхоза, селил туда доярок, скотников, они менялись раз в три месяца, а то и чаще. Прошел год. Думаю: «Пропили уже икону-то». Прихожу, а она висит. Перенес в гараж. Щели - чуть не с палец. И висела она там около десяти лет. В 90-е годы денег не было, можно было бы ее продать. Но… переехал в новый дом и перенёс икону, повесил её на стену, а от иконы вид в окно - на тот самый Вассианов источник. Чудеса да и только! И так провисела она там более 10 лет.

Обратил внимание: на ризе над головой Вассиана - небольшой венчик, а в углу - Христос подает ему Царскую шапку - заслужил (носил железную), но у Спасителя такого венчика нет - потерялся. Я об этом забыл, 25 лет не вспоминал, прежде чем передать икону в церковь… Жена умерла. Вдруг сон беспорядочный приснился. Проснулся с ощущением, что обручальное кольцо - это тот самый венчик, который потерялся. А накануне позвонил знакомый из Вологды: «Сон приснился какой-то непонятный. Твоя жена у меня про кольцо спрашивала». «Всё, - говорю, - с женой договорились». Заказал ювелиру, и колечка хватило из тютельки в тютельку - венчик вписался, как там и был. Так что чудеса происходят, люди не обращают на это внимания.

Как и Виктор Жуков, сын Василия Жукова, в 1995 году не понятно откуда «вынырнул». Каждое утро у дверей моего кабинета торчал. Доярки шумят: «Давай денег, есть нечего». И он скребется… Людям есть нечего, а он что-то для храма просит. Не было еще тогда ни одного предпринимателя… А он основал приход, воскресил источник. Но что любопытно - икону нашел его отец. И, возможно, благодаря Виктору Жукову, глядя на него, у меня в душе что-то произошло…

- Вы, говорят, недавно покрестились?

- Да, я теперь православный!

Как оказалось, икона не просто так явила себя…

 

«У нас же есть Вассиан!»

Непроходимые лесные заросли и вдруг… как кто ковровую дорожку выстлал среди мха, кочек, деревьев - на 500 метров раскинулся добротный деревянный тротуар. Откуда он взялся? И почему среди леса? И куда ведет?

По мирским меркам это невообразимо - тесовые мосточки и в лесу… Покрутил бы кто-то у виска: «Вот ненормальные!» Ан, нет. Есть же чудаки. И что ими движет? Желание призвать всех любить свою малую родину. Как это сделать? Остается начать с себя, подать пример.

Я не заметила главного - табличку на обочине дороги с надписью: «Святой колодчик преподобного Вассиана, 0,5 км». Надо было догадаться, но сделать это оказалось трудно.

Обычно к источнику пробирались с отцом Анатолием в сапогах через грязь. Через заросшее бурьяном поле, по камушкам переходили речушку, потом через лесок… А со стороны Бирякова как-то люди добирались по старой дороге. И вдруг…

Не надо блуждать по незнакомой местности - прямо с автомагистрали, ведущей на Тотьму, напрямик… Чудеса! А там?

Колодчик не узнать! Он как будто «передвинут» и над ним среди огромных валунов выросла сень. И какая? Глаз не оторвать: с обтянутой железом маковкой купола, крестом, иконой Святой Троицы под куполом - как у храма.

Работы выполнялись под руководством Анатолия Владимировича Попова. Но идею воплотил в жизнь Алексей Задумкин, хотя о себе скромно умалчивает - ставит это в заслугу приходу и администрации. Да, тёс, действительно, от прихода. Приобретали, чтобы сделать ограду вокруг храма, но он пролежал и… нашел себе применение. А без ограды храм не остался. Так разве не преподобный Вассиан, видя людское усердие, молитвами помогает торить дорожку к местам, где когда-то жил, но которые давно быльем поросли?

Отец Владимир только и успел сказать: «Надо тут что-то сделать…» А отец Анатолий добавил: «Надо, чтобы колодец был проточным».

Сразу, конечно, не знали, что с колодцем делать. Ключ был заросший. Прочистили, убрали мелкие камни, вывели трубу. Теперь он течет по своему руслу. И огромные валуны, на которых стояла часовня, не помешали. Теперь не надо воду из колодца черпать.

А рядом - скамьи для усталого путника и радуют глаз цветы. Журчит родник и напоминает паломникам о том, что жил когда-то в деревне Бурцево Тотемского уезда Стрелицкой волости некий крестьянин Василий, который оставил шумный мир и ушел в Спасо-Суморин монастырь Тотьмы, где принял постриг с именем Вассиан, и несколько лет нес послушания. В 1594 году с благословения иеромонаха поселился на реке Тиксне и тридцать лет, облаченный в железные вериги, скрывая их под монашеской одеждой, нес подвиг молчальничества, очищая и обновляя дух страданиями грешной плоти. Отошел ко Господу, а святой колодчик, выкопанный руками преподобного Вассиана у деревни Бурцево, стал являть чудеса.

 

Спасское

История знала времена, когда Стрелицкий приход насчитывал более шести тысяч человек, сегодня в Биряковском поселении проживает около тысячи человек. В Спасском на постоянном жительстве - один человек, летом приезжают еще пятеро.

А когда-то в биряковской округе стояли восемь церквей. Сейчас только в Спасском, где извивается меж холмами река Стрелица, по сей день ожигают душу два разрушенных храма: во имя Преображения Господня и Рождества Пресвятой Богородицы.

Местной достопримечательностью мог бы стать дом священника Сперанского. Там была церковно-приходская школа. Дом пытаются выкупить, но цена пока неподъемная. Зато домик, что примыкает к церкви, выкуплен.

- Мне не нравилось, что в доме возле церкви, где жил сталевар из Череповца, рядом стояла баня, - признавался А.К.Задумкин. - Но год назад человек умер и завещал жене продать дом недорого. Сейчас он восстановлен. Пока - мой личный, но передам его церкви. А со вторым домом пока договориться не можем…

- Там живут?

- Нет. Я поставил перед собой задачу восстановить весь храмовый комплекс.

Я давно не была в Спасском и помню то удручающее состояние, что испытала не раз: кругом запустение, в рост человеческий крапива да бурьян. А место удивительно красивое, холмистое, рядом река. Далеко по округе взор бежит. И два храма на пригорке. Но Преображенский разрушен окончательно - в нем воронье кричит, храм Рождества Пресвятой Богородицы частично уцелел. Восстановить бы. Но найдутся ли охотники храм поднимать, где не слышно даже гула трактора…

И… такое ощущение, что здесь идет «великая стройка».

Над поруганным храмом Рождества Пресвятой Богородицы возведена крыша, восстановлен и обтянут железом купол. Работы шли три месяца. Не хватает лишь креста. О строительных работах напоминают лестница, приставленная к храму, строительные материалы возле него…

Нет-нет, храм не восстановлен - он законсервирован от снега и дождя, от полного разрушения. А рядом… зияет пустотой остов храма Преображения Господня, за которым просматривается освященный в 2005 году Поклонный крест.

- Строители уехали. Приезжаю сюда в понедельник кое-что забрать, - делится впечатлениями Алексей Константинович. - Подходит ко мне Алексей Муравьев, живущий в доме священника Малевинского, спрашивает: «Тебе Крест нужен?» Удивился: с церкви? Не может быть! Четыре года назад в церкви прибирались, женщина одна пироги принесла, трапезничали и думали: «Найти бы кусочек колокола…» А тут подхожу - точно крест! Растяжка в земле осталась, кирпич. Когда храм ломали, крест упал и оказался похороненным под кирпичом. А через пролом в храме трактора въезжали - была МТС. Можете себе представить - 70 лет по этому кресту ездили трактора. И случилось так, что бригада строителей уехала, а на следующий день - крест показался. Чудеса! Что любопытно - было установлено, что и икона Вассиана Тиксненского из храма Преображения Господня…

Сегодня крест стоит возле стенки в помещении как новенький, будто только что выкованный, поблескивает как позолоченный. Заслуга местного мастера - Анатолия Владимировича Попова, которого здесь ласково называют не просто мастером на все руки, а не иначе как профессором-инженером. Он давно на пенсии, но работает и занимается практически всем, радуя своим искусством односельчан и гостей Бирякова.

 

В меньшинстве

Для того чтобы обустроить территорию нового храма в центре Бирякова, потребовались средства. Но захотелось построить хоть небольшое помещение под Воскресную школу, чтобы детей добру учить, передавать им культуру и вековые традиции предков. Где взять деньги?

Инициативная группа прихода нового состава собрала сельский сход. И что? Люди находили любое объяснение: «Пенсии маленькие, денег нет, а вы тут просите…», «У нас у каждого свой Бог!» Остались инициаторы в меньшинстве. А на сегодня в Бирякове храм - единственное место, где общественная жизнь кипит. Председатель и заместитель приходского совета - молодые женщины. И стараются они не для себя. Но руки не опускают, не ропщут и Господь их не оставляет.

- Весной привезли землю, - вспоминает Татьяна Драгун. - Высыпали пять КамАЗов в одну кучу. А где нам, женщинам, лопатами да вокруг храма разнести? Клумбы делали. Конечно, не под силу. Мы в отчаянии - не могли найти трактора. Отошли от храма, я предлагаю: «Давайте, девчонки, помолимся Николаю Чудотворцу. Всё устроит!» Встали лицом к храму, хоть уже и отошли от него, и начали читать тропарь. Как могли, своими словами помолились, и взгляд упирается в трактор, который стоял у дома Николая Патокина. Мы - к нему: «Коля, помоги!». Он: «Да я и трактор-то не заводил давно, может, не заведется». «Коля, помоги, попробуй, заведи!» - не отступались. Он оставил машину, что ремонтировал. Подошел - трактор завелся с пол-оборота. Подъехал, буквально за десять минут всю землю развозил. Проблема сразу решилась. Разве это не чудо?

- Чудеса, - подхватывает А.К.Задумкин. - За суетой мы их не замечаем. Еще не верим. Народ у нас не верующий, но религиозный… Как Господь сказал: «По вере вашей да будет вам».

 

«Новые горожане»

Нельзя заставить людей любить родину. Но оказывается можно талантливо открывать ее, терпеливо оттачивая новые грани жизни на селе, как это делает ювелир. Не просто. Но варианты есть: в деревне имеется частный музей. Это крепкий двухэтажный дом Юшмановых. Ему 100 лет!

Не без досады Алексей Константинович говорит:

- Некоторые до сих пор считают, что деревня - это мужики в лаптях, неграмотные, немытые, ленивые, тупые, с косами по лугу, да с гармошками, с песнями… Таких уже нет. Но такие, с позволения сказать «мужики», 100 лет назад жили в двухэтажных домах площадью 500 квадратных метров, у которых всё так примерно и было…

Юшмановы - местные жители, уехали в свое время в город (Задумкин называет их «новыми горожанами», то есть живут и в городе, и в деревне). Это и есть новые жители деревни. Они живут в деревенских условиях и радуются. Вот какую деревню мечтает возродить Алексей Задумкин.

- Вначале меня это напрягало: какое расточительство - иметь квартиру в городе, гараж где-то за городом, и такую дачу в деревне. Потом подумал: «Мы же не нищие европейцы, мы можем себе это позволить. Страна-то богатейшая! Европейцы не могут себе этого позволить, а мы - можем.

В этом крепком доме жили дед, родители трех дружных сестер.

Знакомимся.

- Меня зовут Ирина Николаевна. Фамилия Шитова, в девичестве - Юшманова. Это родительский дом. Нас три сестры. Таисия, на два года моложе меня, Людмила - моложе на восемь лет. Это родительский дом. Здесь живет Людмила, так как она до последних дней ухаживала за мамой, а я купила дом рядышком с одной стороны, Таисия - с другой. Видимо, так Богу было угодно, чтобы мы были вместе.

Сама усадьба - начала века. Наши предки своими руками этот дом строили. Мы здесь родились, но разлетелись из родного гнезда, получая образование. Здесь живем летом, зимой - в городе, у всех свои квартиры. Но получается, что полгода в городе и полгода - в деревне. Пока молодые были, работали в городе, дом пустовал… Но возвращаемся к своим родовым корням.

На родине легче и дышится, и внуки с нами, у меня и правнук. Как всё сохранилось? Не выбрасывали, лежало на чердаке. И решили, что всё родное, а коль сберегли, то отмыли, перестирали, сделали светёлку. Ришелье - работа мамы Юлии Александровны, она и вышивала, и вязала, и была хорошей портнихой. Сама ткала половики - сохранились кросна.

Я разглядывала музейные экспонаты. Тому, что сумели сохранить сестры, мог бы позавидовать иной музей. Есть кросна, старопрежняя люлька, в которой Ирина Николаевна качала четвертое поколение детей, смешная по сегодняшним временам детская коляска, сундуки, ключи, безмен, молотило, колокола, копье, которым глушили рыбу. Любопытно смотреть на деревянные плошки, колокольчики, что надевали на телёночка, чтобы не потерялся, старинный предмет типа сверла, бутыль под самогон, кувшины…

- Я хочу сказать, что это не дача, - говорит Ирина Николаевна, - а настоящая рабочая обстановка, потому что в деревне отдыхать некогда. Мы, конечно, стараемся по возможности, но и внуки с детства приучены к трудолюбию, к порядку, и просто так посидеть на скамеечке у нас не получается - не хватает времени.

А сюда приехали - внуки с сельской ребятней дружат. И, слава Богу, что у нас год назад храм открылся, мы стали туда ходить. Дети-то ведь не умеют перекреститься, не знают, как к иконе подойти… Отец Владимир благословил: «А Вы научите, надо детей к храму приобщать».

Сейчас лето и не хочется им заниматься в Воскресной школе, да, может, и само название отпугивает - хочется ли учиться летом? Поэтому мы поступили немножко по-хитрому. Знания даем через иконы, ребята слушают, знания впитывают, сами рассказывают, других детей вовлекают. У них возникает много вопросов, а я полю картошку и отвечаю. То есть не просто за партой сидят, а это происходит как-то непроизвольно. Дети, как губка - всё впитывают.

Внуки, что находились в доме Юшмановых, смело продемонстрировали свои знания. Слушаешь и удивляешься - дети знают больше, чем иные взрослые.

- Это и есть новые горожане, - утверждает Алексей Константинович. - Других нет и не будет. Процесс есть - люди возвращаются. Их не назовешь дачниками. Какие они дачники? Сразу цветочки нюхают, а крестьяне - в лаптях у города: «Барыня, купи молочка…» - иронизирует. - Новые горожане для главы - «враги». Жалуются, что дорога непроезжая, воды нет… А на самом деле, я думаю, они и есть спасители деревни, которые ее возрождают. Они должны иметь право на участок, чтобы жить в деревне, выбирать власть. Сегодня это не прописано в законе и никто никак его не поднимает. А жаль.

 

«По вере вашей да будет вам»

Сегодня Алексей Константинович Задумкин - хранитель истории. Издал книгу «Потерянный рай», увековечив память о некогда Биряковском районе. И как бы только это.

Его не на шутку «задевают» некие совпадения: у священника Феодосия Малевинского и поэта Николая Рубцова, уроженца деревни Самылково, есть нечто общее - день смерти 18 января с разницей в 33 года. Один расстрелян, другой - погиб. А священник Феодосий Малевинский в свое время крестил и отпевал всех Рубцовых, они похоронены (кроме поэта) на кладбище неподалеку от церкви. Мама Николая Михайловича пела в храме на клиросе.

Деревня со стороны двух храмов как на ладони - на другом берегу реки Стрелицы. Недавно на прародину Николая Рубцова приезжали дочь Елена с внучкой и другие родственники - у отца Николая Михайловича был второй брак, от которого тоже есть дети, три внука. Они впервые собрались в Бирякове вместе. Побывали на источнике Вассиана Тиксненского.

Тихо несет свои воды Стрелица. Алексей Константинович везет нас на другую сторону извилистой реки. Просторы - необозримые!

Через такой же добротный тротуар с перилами, с навесным мостиком, лесенкой попадаем на гору Больничную.

- Почему гора так называется? - спрашиваю А.К.Задумкина.

- Во времена Биряковского района в селе Спасском была районная больница, был роддом, я в нем родился, - откровенничает Алексей Задумкин. - Больница сгорела, и наскоро построили другую, здесь - на горе. Но район ликвидировали, от больницы осталась одна гора…

Здесь поблизости бьют ключи. Это к ним дорожка вымощена, установлены желобки и емкости, место облагорожено камушками, площадка для отдыха предусмотрена. Не иначе, как «тропа заветных желаний».

Однажды на боковине автобуса Алексей Константинович надпись прочитал: «Родина Верещагина», а на другой его стороне - «Родина Малютина». Но у нас же есть Рубцов, Вассиан… Чем не знаменитости?» И подумал: «А почему бы не возить сюда туристов?» Ухватился за мысль. Тем более что сельскохозяйственное производство разваливаться начало, дойное стадо одни убытки приносило - молоко сдавали за гроши, а сельскохозяйственная техника, что не находила уже применения, по-прежнему оставалась в сохранности - в металлолом не сдали ни единицы.

- А можно ли содержать дойное стадо себе не в убыток? - спрашиваю Алексея Константиновича?

- Читаем Карла Маркса, - отвечает он.- При рентабельности в 10 процентов капитал спит непробудным сном, при рентабельности в 30 процентов - открывает один глаз, при рентабельности в 50 процентов - капитал начинает шевелиться. При рентабельности в 100 процентов - капитал бегает, как угорелый. Большевики это как бы всё знают, и нет такого преступления, на которое не пойдет капитал ради прибыли в 300 процентов. То есть обеспечьте прибыль в 50 процентов и у вас все распашется… При таком уровне механизации производства литр молока должен стоить 25-30 рублей. Мы в прошлый год получали 12 рублей за литр молока. Каждый месяц 500 тысяч требовались на покрытие убытков. На сегодня ни копейки долгов, кроме тех, что тянутся лишь с 1995 года губернатору, на которые получали отсрочку на 15 лет. Но в прошлом году заплатили субсидии за удобрения, 100 тысяч - налоги за 1995 год.

И это бы продолжалось бесконечно, если бы не был найден выход. Народ переживал: «Сдадим коров, чем будем заниматься?» «Будем кататься на лыжах! Пойдем днем в ресторан, вечером - в баню», - утешал директор. Так зиму и провели. Про коров уже никто не вспоминает.

- Ресторан? Кто готовит?

- У нас обед всегда был, причем, бесплатный.

- А об этих ключах всегда знали?

- Здесь на горе был коровник, конюшня, свинарник.

- Сейчас зайдем в музей, покажу две машины - солому резали, морковку, которые скатили под гору и они пролежали 60 лет в ключе. Долго не могли понять, что это такое? Анатолий Владимирович всё разобрал, почистил, смазал, собрал, всё работает.

- Ключи облагородили… Мостики кто обустраивал?

- Народ. Он у нас замечательный!

- Когда начинают ругать народ, мол, такой-сякой, работать не хочет, в церковь не ходит, не крестится, - это первый признак интеллигента и либерала.

- А с лесом, чтобы его выписать, есть проблемы?

- Нет. Проблемы нынче одни - с проверяющими. Люди не знают, что сейчас штрафы в лесу - 50-кратные.. 100 килограммов за перегруз - полмиллиона.

- Дорога, по которой мы едем, хорошая…

- Эта дорога построена в 1990 году. Была программа Горбачева, её военные строители строили, жили у нас. Дорога местная, построили без всяких бумаг, без согласований… Тогда в Алекино ферма была еще. На тракторах, на санях молоко возили.

Машину потряхивает, Алексей Константинович показывает просторы и радуется тому, какое наследство оставили поколению предки. Он очень дальновидный, и планы у него грандиозные.

- Кроме крутого спуска, - показывает рукой, - еще есть две лыжни. Одна 2,5 километра, другая - 8 километров, из них 6 километров по лесу. Здесь будет лыжная база. Строится домик. Будет предусмотрена аренда лыж, подъёмник. Снега в этом году, жаль, не было…

 

Не потерянный рай

А туристы уже едут в «Кульсевель», поодиночке, по двое, группами…

Откуда такое странное название? Оказывается, деревня такая была - Кульсеево. Она и дала название строящемуся здесь туристическому комплексу, который включает в себя конюшню, интерактивный музей, катание на тракторах, лошадях, на лыжах, пешие прогулки, баню, возле которой в качестве местной «достопримечательности» в небольшом озерке с ключами появилось водяное колесо - подобие водяной мельницы. И тоже дело рук Анатолия Владимировича Попова.

Шикарный деревянный домик, красивая резная мебель, выполненная руками умельца из деревни Огарово Николая Багрецова.

- Сколько одновременно туристов можете принять?

- Москвичи приезжали группой из 40 человек. Всех расселили, еще домики есть. Но в будущем планируем отстроить ресторан на 200 мест, гостиницу на 100 мест.

Самое любопытное, что переоборудуются… коровники.

- Раньше ругался на предков, - не скрывает А.К.Задумкин, - что в таком красивейшем месте ферму расположили, все стоки - тысячи тонн навоза - в реку текли, всё было захламлено. А на сегодня это чудо, что они нам такую инфраструктуру оставили: дороги, инженерные сети, собственность - тысячи квадратных метров площади. Всё создано их трудом, наше дело - всё прочистить и дать помещениям новую жизнь.

Нет года, как машинный двор стал интерактивным домом-музеем. Можно завести трактор и прокатиться любому желающему… Алексей Константинович рассказывает, что это охотнее делают почему-то девчонки.

В 80-е годы здесь трудилось 127 человек, семь инженеров. Два токаря, два кузнеца. Работало более 300 человек. До недавнего времени производили до 1,5 тысячи тонн молока. В прошлом году продали 1200 тонн, при численности в 35 человек.

Сегодняшний парк - 70 единиц техники. Алексей Константинович уверен: это - единственный музей в России. Есть музеи мототехники, сельхозтехники, военный музей, а сельхозтехникой никто не интересуется. Колхозы, совхозы, разорившись, всё, что стало непригодным, сдали в металлолом, закупив новое, импортное оборудование. А здесь… И кухня полевая образца 1914 года, и более современная, которой во время сенокосов пользовались. Косилки, камнеуборочная техника, цеха токарный и слесарный не разрушены, стоят станки 50-го года выпуска, трактора…

- Сколько производилось в Советском Союзе тракторов, никто не знает, - уверен А.К.Задумкин. - Во всяком случае, больше, чем Америка, Франция, Германия вместе взятые - 250 тысяч в год. Комбайнов в СССР производили больше, чем весь остальной мир вместе взятый - 150 тысяч единиц…

В стойле для лошадей 12 клеток, семь лошадок - холеные, есть объезженные, есть молодые жеребята. За ними по-прежнему ухаживает конюх. По проложенным маршрутам гости могут прокатиться на лошадях верхом.

Планы у директора - неограниченные. Он считает, что в Бирякове должно проживать не менее 2 тысяч человек - где родился, туда и надо возвращаться. Потому и задался целью восстановить комплекс в Спасском. Ставятся домики гостевые, а будет гостиница, освещение проведут. Для туризма дороги нужны.

- Мы национальная буржуазия - сколько денег заработали, тут же «зарываем» - никуда не вывозим. Раз на сегодня не получилось разводить коров, решили развить туризм.

- Проект кто поддержал?

- Все работники.

- А на уровне района, области?

- Написал письмо главе района Зворыкину, мол, помогите нашему проекту, хорошо бы и дом Рубцова сохранить - это общенациональное достояние. Мы, чудаки, пишем письма и обращаемся во все инстанции - В.Позгалёву, Л.Ячеистовой, в Союз писателей. Хочется получить какие- то гарантии и доказать, что Биряково - это не потерянный рай, а просто рай, где можно и нужно жить!

Татьяна ПУШНИКОВА


(0 Голосов)

Новые статьи:
Похожие статьи:

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий

В комментариях ЗАПРЕЩЕНО: Оскорблять чужое достоинство, проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь, употреблять ненормативную лексику, мат, публиковать объявления рекламного характера.
По мере возможности, придерживайтесь правил русского языка. Старайтесь не делать грамматических ошибок.
За нарушение правил ваш комментарий будет проигнорирован!

Защитный код
Обновить

Электронная подписка

 

Цена полугодовой подписки - 220 руб. 

Подробности
по тел. 2-20-70

Реклама

Реклама

Место для вашей рекламы

обращаться
по телефонам:
2-43-48; 2-54-07

Расценки

Праздники

Информер праздники сегодня