Яндекс.Метрика

Последние комментарии

Все комментарии
Полторы тысячи вёрст... и 70 лет пути Печать E-mail
20.06.2012

Ильинская Засодимская церковь встречает гостей приветливой торжественностью: под куполами носятся с криками птицы, и утопающий в зелени храм кажется хранителем вечности. Кажется, здесь всегда отражалось солнце в тысячах жёлтых одуванчиков, а безбрежная синь неба сливалась с раскидистыми сиренями. Нет, и это безбрежное небо рассекали крылья военных самолётов, и эта благословенная земля слышала стоны раненых...   Война своим долгим гулким эхом касается и нас - детей, внуков, правнуков поколения победителей.

70 лет назад, в далёком теперь 1942-м, уездный Кадников настороженно слушал гул самолётов - нет, не вражеских, своих. Здесь был военный аэродром, и проходили учебные полёты. С началом Великой Отечественной остро стал ощущаться «авиационный дефицит» - многие не успевшие взлететь советские самолёты были уничтожены противником в первые дни войны. На аэродроме за Кадниковом производилась сборка самолётов, полученных по ленд-лизу от союзников. А покоряли небо военнослужащие 27-го запасного авиационного полка, который дислоцировался на аэродроме до октября 1942 года. Поэтому жителям окрестных деревень довелось в буквальном смысле прикоснуться к истории, услышать неровный пульс войны. Именно неровный - в такую грозную пору трудно было обойтись без происшествий даже в тылу. Позднее это будут называть обобщённо - цена Победы.
Не все вылеты были удачными. Война часто ставила серые кресты на могилах пилотов. В 1942 году несколько лётчиков 27-го запасного авиационного полка разбились, и, будучи невологжанами по рождению, обрели вечный покой в суглинистой вологодской земле. Могилы, хотя и были безымянными, не остались неухоженными: местные жители присматривали за ними. Живы и поныне старожилы, которые помнят похороны лётчиков. Тогда, в военное лихолетье, страна напоминала натянутую струну: боль заставляла страдать и сопереживать людей, отдалённых друг от друга территориально. То, что некоторые западные историки называют «русским феноменом», было для нашего народа насущной потребностью.

Но предстояло ещё только перелистнуть неизвестную страницу истории войны - выяснить имена лётчиков, похороненных у Ильин-ской Засодимской церкви и на городском кладбище Кадникова. Эту благородную миссию в 2006 году взял на себя вологодский поисковый отряд под руководством Ивана Дьякова с подачи нашего районного музея. С этого времени и началась кропотливая работа - стирание «белых пятен» через изучение архивных данных. Спустя несколько лет имена лётчиков удалось установить. Из пучины безвестности «вернулись» сержанты Александр Носонов и Николай Перекрёстов, а также младший лейтенант Ахат Валиулин. Накануне 65-летия Победы, в апреле 2010 года, торжественно были открыты мемориальные плиты на месте захоронения этих летчиков. (Об этом «СП» подробно рассказала в № 31 за 2010 год).

Совсем недавно эта история обрела вполне логичное продолжение. Как сказал уже упоминавшийся Иван Дьяков, это как раз тот случай, когда поисковая работа нашла закономерное окончание. Что же произошло? У сержанта Николая Перекрёстова нашлись родственники, которые спустя 70 лет после его гибели приехали в Кадников. Событие неожиданное и приятное. Нередко мы ругаем Интернет, но сейчас благодаря всемирной паутине удалось связать воедино разорванные войной нити человеческих судеб. Только через 70 лет родным и близким Николая Перекрёстова удалось выяснить, что скрывалось за пугающей и одновременно обнадёживающей фразой «пропал без вести».
Родные лётчика, едва узнав новость, поспешили в далёкий путь - полторы тысячи километров из Волгоградской области преодолели быстро, не зная, что ждёт их на Вологодчине. Но надо отдать должное кадниковским властям, которые тепло приняли гостей: разместили в общежитии, организовали встречу со школьниками... Причём всё это - в очень короткие сроки. 
Я встретился с сестрой Николая Перекрёстова Фаиной Максимовной Ткачёвой в Кадниковском музее, где работает довольно обширная экспозиция, посвящённая аэродрому и 27-му запасному авиационному полку. В Кадников Фаина Максимовна приехала с племянником Владимиром и его супругой Марией. Несмотря на усталость (дальняя дорога дала о себе знать), сестра пилота, едва сдерживая слёзы, рассказывает о своём брате:
- Николай не пил, не курил, был красивым человеком. Из родного колхоза в Сталинградской области он уехал в Астрахань - стал учиться и работать на заводе имени Урицкого. Но всё время он мечтал о небе - хотел летать. Даже написал письмо Сталину. И получил ответ, в котором Иосиф Виссарионович рекомендовал парню поступать в лётное училище...
С тех пор и начался отсчёт первых километров в воздухе. Но знал ли парень, что на его малой родине будет величайшая битва в истории человечества, а он погибнет за сотни вёрст от линии фронта? Нам, смертным, не дано этого знать. Но всё-таки есть что-то непостижимое, мистическое, неподвластное уму - то, что многие считают предрассудками. Фаина Николаевна, например, рассказала, что накануне долгожданного известия ей явился во сне брат Николай: «Приходит белёсый-белёсый...» Разве можно это списать на совпадение?
Конечно, немного отдохнув, родные поспешили к Ильинской Засодимской церкви поклониться праху Николая Перекрёстова. Директор районного музея Марина Давидчук коротко рассказала о судьбе уездного Кадникова в военное лихолетье, сосредоточив внимание на лётчиках 27-го запасного авиационного полка. Глава города Михаил Корзников, отмечая значимость события, подчеркнул: «Сегодня происходит то, о чём Фаина Максимовна, наверное, мечтала со времён Великой Отечественной войны. Конечно, велика и невосполнима горечь утраты, но одновременно это и радостный день. Сегодня случилось то, к чему мы стремились... Спасибо Вологодскому поисковому отряду и его руководителю Ивану Александровичу Дьякову».
Действительно, благодаря вологодским энтузиастам удалось «вернуть» лётчикам имена.
Иван Дьяков отметил: «Я рад и счастлив, что ещё один эпизод Великой Отечественной не ушёл в неизвестность. Нашлись родственники. Это то, ради чего мы работаем. Нет большей радости, когда родственники погибших солдат находятся и тем более приезжают». Проникновенно прочитала стихотворение Сергея Викулова пенсионер Мария Ивановна Костюничева, рассказавшая и о том, как кровавый бич войны прошёлся по её семье. Была объявлена минута молчания. И слышно стало, как гудят над цветами трудолюбивые пчёлы... Фаина Николаевна, не скрывая слёз, прислонилась к гранитной плите с именем дорогого человека. Белые цветы легли к памятнику. И красная звезда на ограде выглядела примирительно рядом с православным храмом - всё по-русски, всё - до боли знакомо. И у посторонних людей, казалось, ком к горлу подходит - хоть и чужие вроде бы судьбы, люди... Нет, не чужие - свои, русские.
Такое же единение ощущалось и на встрече со школьниками, которая состоялась в Кадниковском музее. Местным жителям, наверное, давно хотелось узнать о судьбе лётчика, за могилой которого много лет ухаживали. На сосредоточенных лицах ребят - заинтересованность. Внимательно слушают они рассказ Фаины Максимовны - о брате-лётчике, о своей молодости, когда девчонкой пришлось восстанавливать разрушенный фашистами Сталинград. Настоящий урок патриотизма!
Присутствовавшая на встрече начальник управления культуры Надежда Хамитгалеева вспомнила выставку «Испытание небом», открытую в 2007 году и полно отразившую судьбу аэродрома, который базировался недалеко от Кадникова. Встречу спустя 70 лет Надежда Ивановна назвала «уникальнейшим событием»: «Чем больше будет таких замечательных событий по «возвращению имён» людей, которые погибли в годы Великой Отечественной войны, тем чаще, наверное, мы будем задумываться над тем, в какое замечательное время мы живём сейчас, когда слово «война» мы можем воспринимать только по книгам, газетам, фильмам».
Конечно, изучение судьбы аэродрома началось не пять и даже не десять лет назад. Большую роль в исследовательской работе сыграли педагоги и учащиеся Кадниковской школы. О том, как доставали из земли обломки взорвавшегося самолёта, рассказала Заслуженный учитель России историк Светлана Солнопёкова: «...Мои ученики нашли металлическую проволоку, один конец заострили, на другом сделали петельку для ручки. Маленькой лопаткой снимали слой земли, находили кусочки металла или оплавленного стекла. Трудно было достать двигатель... Тогда мы пытались узнать и фамилии лётчиков. У нас есть ответ из Министерства обороны, в котором сообщалось, что гражданским лицам подобная информация не предоставляется. Мы благодарны Ивану Александровичу Дьякову за проделанную работу».
Много было слов благодарности в тот день: в адрес городских властей, музея, школы - всех, кто приближал состоявшуюся встречу. Символичное звучание приобрела песня в исполнении Александра Хазова о лётчиках - «воздушных рабочих войны».
А мне невольно думалось: «А сколько ещё лежит в русской земле солдат, судьба которых когда-то была обозначена казённой формулировкой «пропал без вести»?» И радостно, когда рядом люди, готовые приносить родным и близким советских солдат эту самую весть, пусть и очень запоздалую. Ведь у любви человеческой, как и патриотизма, нет срока давности...

Артём КУЛЯБИН


(0 Голосов)

Новые статьи:
Похожие статьи:

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Добавить комментарий

В комментариях ЗАПРЕЩЕНО: Оскорблять чужое достоинство, проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь, употреблять ненормативную лексику, мат, публиковать объявления рекламного характера.
По мере возможности, придерживайтесь правил русского языка. Старайтесь не делать грамматических ошибок.
За нарушение правил ваш комментарий будет проигнорирован!

Защитный код
Обновить

Электронная подписка

 

Цена полугодовой подписки - 220 руб. 

Подробности
по тел. 2-20-70

Реклама

Реклама

Место для вашей рекламы

обращаться
по телефонам:
2-43-48; 2-54-07

Расценки

Праздники

Информер праздники сегодня